Максуд Ибрагимбеков. Официальный вебсайт

РАВНЫЙ САМОМУ СЕБЕ

Любовь начинается не с первого взгляда, а с первого дуновения ветерка, который позволяет ощутить – аромат, запах, дух – еще незнакомого человека, позволяет безотчетно вступить с ним в биологическую связь.

Именно так начались – и продолжаются до сих пор – мои отношения с текстами Максуда Ибрагимбекова, на которые наткнулся совершенно случайно в журнале "Юность" ближе к середине прошлого века. Как у всякого настоящего писателя, его слово имеет плотность и вес, значение и смысл, ритм и нерв, негу и томление. Но лишь у немногих слово пробуждает запах жизни, дразнящий дух бытия, который обволаки­вает тебя помимо твоей воли и здравомыслия. Запах нефти, перемешанный с запахом морской соли и благоуханием роз на бакинской набережной, острый запах чабреца, придающий несравненный вкус азербайджанскому чаю, дым от мангала, смешивающий благословенные ароматы жарящейся рыбы, мяса и овощей, пронзительные запахи человеческого тела...

Максуд Ибрагимбеков большую и, думаю, не худшую часть своей жизни прожил в Советском Союзе, в Советском Азербайджане. И прекрасно знает тонкости и парадоксы той жизни, с которой мы так безуспешно прощаемся последние пятнадцать лет. Ему досконально известны все хитроумные пружины, что приводили в действие разные этажи Советской Византии, – будь то ЦК КП Азербайджана в центре Баку, нефтяные прииски на Каспии или в Сибири или маленькое почтовое отделение в Нардаране.

Он остро переживает все социальные трансформации и с иронией наблюдает за тем, как ломают – или закаляют – они людей, которым выпало жить во второй половине XX века на одной шестой земной суши.

Но он твердо знает цену иной, истинной жизни, что властно выводит людей за пределы социальных обстоятельств и оставляет наедине с любовью, смертью и вечностью. Какими бы всесильными ни казались предлагаемые обстоятельства, они лишь оболочка бытия человеческого. Максуд Ибрагимбеков постиг эту истину долгим писательским трудом. А может быть – и я подозреваю, что именно это и есть правда, – он знал эту истину всегда, с той поры, как появился на свет.

Перечитывать его прозу – это все равно что вспоминать собственную жизнь, где горькое, трогательное и смешное переплелись так, что не разорвешь. И хочется перечитывать ее снова и снова, открывая в этих текстах все новые подробности минувшего, которые он сохранил для будущего.

К счастью, исторический материализм оказался не властным над Максудом. Писатель переплыл из социализма в капитализм, не изменив самому себе, не сокрушаясь над хаосом жизни и не поддаваясь панике по поводу отсутствия общих ценностей. Он равен самому себе и верен тем принципам, которые определили его человеческую и писательскую судьбу.