Максуд Ибрагимбеков. Официальный вебсайт

О ТОМ КАК НА ДОРОЖКЕ,ВЕДУЩЕЙ НЕ В ТУ СТЕПЬ, АНДРЕАС ВТОРОЙ ЭСТОНСКИЙ ОБСКАКАЛ АНДРЕАСА ПЕРВОГО ШВЕЙЦАРСКОГО…

депутат Национального собрания,

народный писатель Азербайджана

 

Недавно нашу страну посетил с очередным визитом представитель ПАСЕ господин Херкель и с места в карьер объявил, что в Азербайджане нет свободы слова и что на прессу здесь постоянно оказывается сильное давление. Заявление  достаточно оскорбительное и незаслуженное. Как же могло получиться, что полномочный представитель ПАСЕ, приехав в независимую суверенную страну, позволил себе с кавалерийской лихостью публично отозваться об отсутствии такого серьезного института современного государства, как  свобода  слова и свобода прессы? Несоблюдение элементарных этических норм взрослым человеком обычно объясняется пробелами в воспитании. Но так как проблемы воспитания и приличных манер не являются целью этой статьи, то мы, сделав вид, что не обиделись, попытаемся разобраться в конкретной сути сделанных заявлений.                                                        

Общеизвестно, что  для того, чтобы высказать свое мнение о каком-нибудь предмете, надо вначале этот предмет увидеть. А если увидеть не позволяет зрение, то  следует хотя бы потрогать его или обнюхать. Господин Херкель поступил иначе.

Такой своеобразный подход к делу выглядит странным еще и потому, что становление господина Херкеля как личности происходило не в условиях тепличной демократии, которая  иногда способствует развитию в человеке излишней наивности.  Представитель ПАСЕ господин Херкель, ныне профессиональный демократ, является гражданином бывшей советской республики Эстонии. Это означает, что он такой же бывший совок, как и все мы, и, конечно же, обязан предвидеть нежелательные последствия безапелляционного суждения по поводу вещей, о которых  не имеет ни малейшего представления.

Рекомендуется о людях заведомо думать хорошо или, по крайней мере, без предубеждения. Исходя из этого мудрого правила, я склонен предположить, что доверчивого господина Херкеля цинично подставили, в результате чего он и попал впросак.

Все дело в том, что господин Херкель не знаком с азербайджанской прессой. И незнание  сыграло с ним роковую шутку. Если он, вопреки полученной установке,  отобрал бы навскидку несколько любых номеров газет «Азадлыг», «Мусават», «Бакы хэбэр», «Реальный Азербайджан», «Ведомости» и некоторых других изданий, то он наверняка испытал бы сильнейший шок. Во всяком случае он, будучи порядочным человеком, после этого никаких публичных заявлений по поводу отсутствия свободы слова, а также давления на прессу делать не стал бы. Потому что, ознакомившись с содержанием этих газет, он навсегда усвоил бы, что в Азербайджане существует неограниченная свобода слова, свобода, которая вдобавок по своей разнузданности невозможна на сегодняшний день ни в одной стране мира. Даже, например, в такой стране, как США, вступившей ныне в период апофеоза демократии. Трудно представить себе, что бы произошло, если бы в США какие-нибудь  журналисты, подобно своим азербайджанским хулиганствующим коллегам, изо дня в день беспардонно оскорбляли, злостно клеветали на собственных сограждан и посредством Интернета распространяли мерзкие небылицы о своей замечательной стране и национальных ценностях. Можно предположить, что самолюбивые американцы нашли бы способ навсегда избавиться от этого бедствия в строгом соответствии со своими  традициями, одна из которых вошла в историю под названием суд Линча. Но в Азербайджане живут не американцы. Здесь пресса развивается в условиях порочной вседозволенности, и в этом отношении Азербайджан по праву может считаться уникальной страной.

Все, что я пишу в этой статье об азербайджанской прессе, легко проверить. Но для этого надо ознакомиться с ее содержанием. Всего-навсего. Если такое желание все же возникнет, то я со своей стороны согласен оплатить все расходы по переводу на английский или эстонский. Было бы желание.

Изо дня в день вышеперечисленные газеты подвергают незаслуженным оскорблениям лучших людей страны, в непотребных выражениях шельмуют представителей власти, распускают ложные тревожные слухи о событиях в стране. И все это сходит им с рук.

Я не буду в этой статье называть имена людей, не единожды подвергшихся незаслуженному оскорбительному глумлению в газетах, потому что не хочу их еще раз травмировать  неприятными напоминаниями. Приведу случай, имеющий отношение ко мне. Осенью 2005 года я принимал участие в выборах в Национальное собрание от Шамахинского района и был избран. В связи с этим в газете «Реальный Азербайджан» в траурной рамке была опубликована большая, в полстраницы, моя фотография, а над ней крупным шрифтом был напечатан заголовок некролога: «Умер Максуд Ибрагимбеков». В некрологе, кроме «задушевного» текста, для удобства читателей сообщались подробности, связанные с моими предстоящими похоронами. Некролог написал главный редактор газеты «Реальный Азербайджан». Сообщение это произвело оглушительный эффект, оказавший, к сожалению, в тот день сильное, точнее чересчур сильное впечатление на моих друзей, родственников и знакомых.

Интересно, а как отреагировал бы Андреас Херкель, если бы он сам подвергся такому же хулиганскому выпаду со стороны какой-нибудь эстонской газеты? Судя по стилю и логике его выступления, мне кажется, что сообщение демократической газеты о своей смерти он признал бы достоверным фактом.

Об одном замечательном ученом, больном человеке  преклонного возраста с безупречной репутацией написали, что в свободное время он насилует несовершеннолетних школьниц. Про другого замечательного человека сообщили, что отец его в свое время писал в КГБ тайные доносы на незнакомых людей. Объект статьи не захотел жить опозоренным…,  его чудом успели вынуть из петли. Позже выяснилось, что все написанное в статье – наглая, злобная ложь, однако газета опровержения не дала. Таких примеров можно привести очень много. Как всегда, авторы мерзких пасквилей остаются безнаказанными.

В Азербайджане пресса так и не стала четвертой властью, и населением она заслуженно воспринимается как четвертая египетская казнь.    

Ежедневно выходит  множество газет, сотрудники которых своей  добросовестностью и профессионализмом заслужили репутацию честных, вдумчивых журналистов. Но положение настоящих профессиональных журналистов господина Херкеля не интересует, его почему-то неудержимо тянет к пишущей шпане. Он защищает людей, которые к журналистике имеют чисто формальное отношение. Как они становятся журналистами? В Азербайджане нет ничего проще. В Министерстве юстиции на законных основаниях новая газета беспрепятственно регистрируется, затем  тайный финансист вербует команду, в состав которой отбираются ущербные неудачники, патологические завистники и  откровенные мизантропы. Большинство из них не в состоянии самостоятельно грамотно, без искажений переписать даже сводку новостей или же  составить отчет о  школьном утреннике. Но от них и не требуется, чтобы они писали нормальные, интересные статьи. Напротив, в подготовительный период их натаскивают на то, чтобы они уверенно, никого не боясь, научились фабриковать дезинформацию и посредством СМИ внедрять ее в сознание населения. По завершении специфического инструктажа  новая газета начинает свою деятельность. Большинство этих, с позволения сказать, органов печати финансируется заказчиками из стран дальнего и ближнего зарубежья. Деньги поступают не только для «журналистов». В Азербайджане вот уже семнадцать лет действует своеобразный синдикат, который периодически осуществляет информационные диверсии. В его состав наряду с платными «правозащитниками» и «журналистами» входят также некоторые «общественные» организации и агентства, обученные методам  информационного саботажа. Все они терпеливо ждут команды заказчиков начать активную дестабилизацию страны и довести ее затем до состояния хаоса и сопутствующей ему разрухи. Мы здесь все это уже проходили и времени зря не теряли. Сегодня Азербайджан твердо стоит на ногах, и мы знаем, что никакие организованные извне революции ему не страшны. Но на здоровье людей деятельность синдиката отражается плохо, поскольку в ответ на непрерывный поток лживой негативной информации в человеческом  сознании включаются механизмы беспокойства, тревоги и напряженности, появляется чувство безысходности.

Жаль, что зря пропадают немалые деньги, регулярно засылаемые в нашу страну на содержание синдиката. Нам-то известно, что они оседают в карманах жуликоватых «журналистов», «правозащитников» и прочей ненасытной шушеры. А ведь их можно было бы потратить с пользой скажем, помочь умирающим от голода и болезней детям Африки. Кто бы мог им, хозяевам  синдиката, подсказать эту мысль? Я думаю, господину Херкелю известно, от кого конкретно в Азербайджан поступают деньги на «демократические преобразования».

Выступление господина Херкеля сработало подобно спусковому крючку. Видимо, так оно и было задумано. По сути, выступление стало сигналом для начала новой кампании по нанесению морального ущерба нашей стране в глазах зарубежной общественности. Свистопляска началась незамедлительно и продолжается по сей день. Сразу же последовала бурная реакция полковника Юнус, по привычке возмущенно задравшего подол юбки выше головы в знак солидарности с шефом из ПАСЕ. Вслед за полковником, проворно перебирая всеми своими ста восьмьюдесятью шестью ногами, с пронзительными погребальными причитаниями по утраченной свободе на ковер выскочил в полном составе весь синдикат. Вслед за ним выступило три главных редактора умеренно ангажированных газет, которые лихо, с притопом исполнили шлягер под названием «Два лица, два лица признак супермолодца». Аплодировать певцам не стали по причине их неизлечимой двуличности, часто проявляемой  во время церемонии раздачи горячих бубликов с маслом в посольствах-кураторах синдиката. Высказались на злободневную тему поочередно  посетившие с рабочими визитами Баку и высокопоставленные сотрудники дочерних организаций ЕС и СЕ. Причем  по необъяснимому на первый взгляд случайному совпадению все они и прибывшие в Баку гости, и члены синдиката все как один слово в слово повторили высказывания господина Херкеля об отсутствии в Азербайджане свободы слова и здешнем давлении на прессу.  По сей день на всех микрособраниях и в подворотнях, со страниц ангажированных газет одни и те же  люди с примелькавшимися физиономиями требуют дать свободу слову и за просто так выпустить на волю «журналистов». Вся эта мелкотравчатая суета тиражируется провайдерами синдиката посредством Интернета, а также одной зарубежной радиостанцией. Главный довод всех выступающих, и это единственный их довод: журналистов нельзя судить и нельзя сажать в тюрьму. На вопрос, почему же педагога, министра или ветеринара за совершенные преступления можно судить и приговорить к наказанию, а журналиста нельзя, отвечают мутным бессмысленным взглядом. Сказать нечего, потому что им известно о том, что ни в одной стране мира в Конституции не упоминается о том, что журналисты освобождены от уголовной ответственности. За исключением синдиката и представителей ПАСЕ, всему остальному миру известно, что журналисты наравне со всеми другими гражданами подсудны за совершенные преступления. Создается впечатление, что борцы за свободу путают права журналистов с правами психически больных людей, а также с правами тех, кто родился умственно неполноценным. Да, эта категория граждан с отклонениями в психике действительно обладает иммунитетом в отношении уголовной ответственности, но  даже этот иммунитет не безграничен. Недавно судили злостного грабителя и вора, на протяжении многих лет состоящего на учете в диспансере как психопат, не представляющий опасности для окружающих. Несмотря на то, что вышеупомянутый психопат по совету своего адвоката в процессе судебного заседания беспрерывно выкрикивал лозунги, прославляющие демократию, братство и гуманизм, это ему не помогло. Судьи игнорировали хвалебные убеждения подсудимого и приговорили его к длительному пребыванию в специальном заведении закрытого типа. Из приговора явствует, что осудили его не за то, что он психопат, а за совершенное конкретное преступление.  

По закону совершивший преступление гражданин подлежит наказанию, независимо от того, журналист он или психопат со льготами. Короче говоря, если «журналист» уличен в вымогательстве или шантаже, если он берет взятки и сотрудничает с террористами или в порыве жгучей страсти нападает в лифте чужого подъезда на незнакомую даму, то его следует незамедлительно изолировать от общества на срок, определяемый судом.   

Вершиной кампании, спровоцированной заявлениями  Андреаса Херкеля, ее апогеем стала группа протестующих «журналистов» в количестве двадцати–тридцати человек.  При всесторонней поддержке  хозяев синдиката они добиваются, чтобы им предоставили возможность переехать на постоянное жительство в страны, подходящие для их образа жизни больше, чем Азербайджан. Если только они не блефуют, то это прекрасный и нежданный подарок судьбы! Не теряя времени надо сделать все, что можно, лишь бы они не раздумали. Упустить такой шанс непростительно! Будет справедливо, если азербайджанские чиновники обратятся за помощью к господину Херкелю. В конце концов именно на него ложится моральная ответственность за сложившуюся ситуацию. Я надеюсь, что господин Херкель как порядочный человек не станет увиливать и прятаться в кусты, а напротив, используя международный авторитет ПАСЕ и личные внешнеполитические каналы, добьется согласия подопечных СЕ стран на предоставление постоянного места жительства для «журналистов» из Баку. Со стороны этих государств такое решение, несомненно,  явилось бы  актом высокого гуманизма и милосердия по отношению к населению нашей страны. Но при этом, конечно же, будет некорректным загружать господина Херкеля вопросами трудоустройства переселенцев за пределами Азербайджана. Потому что даже для человека с мощными связями это практически непосильная задача. И дело даже не в том, что по причине полного отсутствия творческого потенциала малограмотных «журналистов» за рубежом, не дожидаясь окончания десятидневного испытательного срока, их выкинут на улицу даже из самой захудалой провинциальной газетки. Дело не только в этом.

Обязательно надо учесть, что граждане в демократических странах активно не жалуют своих местных предателей и с нескрываемой неприязнью  относятся к привозным субъектам с их бесславным прошлым цвета маренго с множеством пегих пятен из канализационных люков с откинутыми крышками. Поэтому во избежание скандала и ради собственной карьеры  господину Херкелю за пределами Азербайджана не стоит афишировать компрометирующее его знакомство с этими «журналистами».

Многие годы международная политика на планете осуществлялась при непременном участии одной из двух мировых сверхдержав – Советского Союза. Но Советский Союз ушел в небытие, оставив о себе на память шрамы на душе и чувство ненависти у одних людей и пронзительную ностальгию вместе с ощущением невосполнимой потери у других. И сразу же после него засиял во всей своей красоте и мощи другой Союз нерушимый республик  свободных – Европейский Союз. Между двумя Союзами – покойным и ныне здравствующим – наблюдаются общие черты. Причем с каждым годом сходство усиливается. Скажем, некоторые внешнеполитические проявления  Европейского Союза, да и Совета Европы тоже, вольно или невольно заставляют вспомнить почерк и стиль  Советского Союза в разные периоды его истории.

Схема «сам не читал, но свое мнение имею» натворила в свое время много бед. По мере необходимости она всякий раз эффективно срабатывала и по отношению к неугодным группам и к отдельным гражданам внутри страны. Продолжает она свое черное дело и сейчас. А читать необходимо, господин Херкель! Самому. Иначе таких дров наломать можно!

Прошло много лет, но события того времени навсегда остались в памяти многих людей. Жил-был в Советском Союзе выдающийся поэт Борис Пастернак. Писал он и прозу. За его замечательный роман «Доктор Живаго» Шведская академия присудила ему Нобелевскую премию. Сразу же после этого Пастернака пригласили в ЦК и объяснили, что он, как сознательный советский гражданин, обязан отказаться от этой буржуазной премии. Поистине трудно себе представить, какими упрямыми иногда становятся поэты! Пастернак заявил, что от премии не откажется. Вот тогда-то во всех городах и селах огромной страны, во всех союзных республиках началась истерическая кампания. Десятки тысяч трудящихся рабочие, колхозники, представители интеллигенции, в том числе и творческой, а вместе с ними кустари–одиночки на многолюдных собраниях, посредством радио, телевидения и газет изо дня в день стали публично клеймить роман «Доктор Живаго», а заодно и все тлетворное  творчество поэта – агента международного империализма. Ни один из  гневно выступающих  романа не читал этого романа, по причине того, что «Доктор Живаго»  в Советском Союзе к тому времени еще ни разу не издавался. 

А как же Пастернак? Он не перенес травли, с ним случился обширный инфаркт миокарда, и он умер, не дожив до дня начала триумфального шествия «Доктора Живаго» по всей планете. Как видите, дражайший господин Херкель, довольно-таки грустные вещи иногда приключаются вследствие политических заявлений, сделанных безответственными, недальновидными людьми на основании непрочитанных ими текстов.

Демагогия и двойные стандарты действенные средства в международных делах, особенно в тех случаях, когда субъект, применяющий их, намного сильнее  партнера.

К соседям Азербайджана Армении и Грузии претензий у ПАСЕ почти не бывает. Если и сделают им изредка легкое замечание, то непременно в вежливой форме, почти ласково: мол, с демократией у вас, ребятки, налаживается, но все равно шалить старайтесь реже. И со свободой слова, на взгляд ПАСЕ, там тоже полный порядок или почти полный, да и с правами человека все там обстоит скорее хорошо, чем посредственно. Ну нет у них там своей нефти, даже белужьей икры нет ни грамма,  что с них возьмешь?!

Это очень плохо, когда уровень требований к качеству демократии постоянно находится в прямой зависимости от договоренности о цене на нефть! Причем эта порочная зависимость влияет на все: и на оценку проведения демократических реформ, и на публичные критические высказывания в адрес Азербайджана. Влияет и на мнение о нашей стране, формируемое в СЕ влиятельными заинтересованными лицами. Она, эта порочная зависимость, способна исказить до неузнаваемости картину организации выборов на всех уровнях и подвергнуть сомнению их результаты.

Если это политика, то плохая политика. Плохая хотя бы потому, что здесь этот фокус все уже раскусили.

Несколько замечаний по поводу прав человека в Азербайджане. Нарушаются, ой-ёй-ёй, как они нарушаются на территории Азербайджана! Спрашивается, что нужно сделать добропорядочному рядовому гражданину, пожелавшему осуществить свое право на свободу передвижения? Правильно, надо заполнить анкету с указанием цели поездки, получить зарубежный паспорт, собрать остальные требуемые документы и вместе с фотографиями отнести в посольство или консульство. Затем, оплатив в посольстве или консульстве стоимость визы, дождаться через две недели разрешения, после чего купить билет до вожделенной страны. Многим рядовым гражданам Азербайджана в назначенный срок без объяснения причин в выезде отказывают. Все попытки встревоженного рядового гражданина узнать причину отказа заканчиваются ничем,  никаких объяснений ему не дают отказано и точка, как говорится, пошел вон! Причем деньги, уплаченные за визу, рядовому гражданину сотрудники посольства или консульства не возвращают. И не объясняют, почему: все, поговорили, деньги теперь наши, опять же пошел вон! И уходит униженный рядовой гражданин, оскорбленный в своих лучших чувствах демократического свойства, не поняв, за что его так бесцеремонно ткнули мордой в глухую стенку. А жаловаться бесполезно, потому как некуда. Следует добавить, что все это происходит в посольствах государств, на сегодняшний день считающихся оплотом демократии.

В Советском Союзе рядовых граждан, подавших документы на выезд, очень часто за рубеж тоже не выпускали. Но при этом соискателям вежливо и подробно объясняли причины отказа. В СССР за границу не выпускали инвалидов и вообще людей с изъянами во внешности: хромых, кривых, беспалых, в том числе косых, рябых и заик, а также непроизвольно, игриво или вызывающе подмигивающих. Не выпускали людей, имеющих судимость или выговор по линии партии, а также тех, кто исключен из партии вовсе. Недовольные жаловались в Комитет народного контроля или в ЦК КПСС. Бывало, что в редчайших случаях  решение пересматривалось и счастливец получал разрешение на выезд. Стоп! Пардон! Но ведь все это безобразие происходило в СССР, где, как сегодня известно любому ежу, демократией не пахло и вообще все люди жили в  постоянном жутком страхе между железным занавесом и ГУЛАГом! Что ж получается? Сказать откровенно, хреново получается! Интересно бы узнать, что по этому поводу думает профессиональный демократ Андреас Херкель, сотоварищи.

И еще. По Баку ходят слухи о том, что какое-то количество из несостоявшихся путешественников, переждав недельку–другую, за увесистые взятки визу из рук тех же иностранных сотрудников все-таки получают. Это не факт, а всего лишь непроверенные слухи, но, как известно, слухи в Баку очень часто подтверждаются.

В статье «Нам не страшен серый волк» (газеты «Зеркало» и «Бакинский рабочий» от 11 февраля 2004 г.) я писал: «Азербайджан – благословенная Богом страна. И я надеюсь, что Бог в своей доброте снизошлет на руководителей ПАСЕ и ОБСЕ мудрость, и они не будут присылать к нам убогих субъектов, способных на непредсказуемые поступки, на подстрекательство и провокации. Боже милостивый, сотвори чудо и сделай так, чтобы впредь приезжали к нам люди порядочные, с чистой совестью и ясными помыслами. Я понимаю, что в наше сложное время даже Тебе, может быть, трудно выполнить эту просьбу, но ведь Ты Бог. Всемогущий и справедливый!»

И хотя ПАСЕ отозвала из Азербайджана недоброй памяти Андреаса первого – Гросса, но прислала на его место Андреаса второго – Херкеля. И  этот Андреас второй эстонский по всем основным показателям политика уступает Андреасу первому швейцарскому. Что ж, будем ждать и утешать себя мыслью о том, что пути Бога неисповедимы и намерения его благие исполнены глубокого  смысла, а тайный смысл этот не дано людям познать сразу.

 

 

«Бакинский рабочий»15  июня 2007

 «Вышка» 15 июня  2007

«Азербайджан»17  июня 2007

 «Республика», 17  июня2007

 «Халг»  17 июня 2007 

и другие.